Выборы и конец "эпохи Харпера" / Егор Трофимов
Канада вступает в новую фазу своей истории. Прошедшие 19 октября 2015 года федеральные выборы кардинально изменили расстановку политических сил в стране и подвели жирную черту под "эпохой Харпера". Страну ждут большие перемены.

Почему после прошедших выборов есть повод говорить о грядущих кардинальных изменениях практически во всех сферах канадской жизни? Почему именно эти выборы оказались так важны для Канады? На это есть ряд веских причин.

Особенность прошедших выборов

Начнём с того, что результаты выборов оказались беспрецедентными. С подавляющим преимуществом победила Либеральная партия Канады, получив в Парламенте 184 места из 338, что дает ей абсолютное большинство и возможность сформировать majority government (правительство большинства).

В то же время правящая партия консерваторов, также имевшая до выборов majority government, с треском провалила эти выборы. Таким вот наглядным образом подавляющее большинство населения страны выразило своё отношение к результатам деятельности правительства Харпера.

Именно недовольство деятельностью правительства консерваторов, и то, как управлял страной лидер консервативной партии Стивен Харпер, занимавший должность премьер-министра Канады с 2006 года, и стало причиной столь убедительной победы либералов на выборах.

Нужно отметить, что либералы в последнее десятилетие переживали далеко не самые лучшие времена. Некогда могущественная партия после внутреннего кризиса середины нулевых годов скатилась на третье место, и в начале выборной кампании шансы на победу у нее были достаточно призрачные. А уж о том, что либералы смогут набрать абсолютное большинство голосов, об этом никто даже не мечтал. Тем не менее это случилось.

Сейчас много пишут о том, что их возвращение в большую политику, причем с таким триумфом, в канадской истории не имеет аналогов. Во многом успех либералов связывают с тем, что в 2013 году партию возглавил молодой яркий политик Джастин Трюдо, сын легендарного премьер-министра Пьера Трюдо, которого считают создателем модели современной Канады.

Отчасти это так. Однако справедливости ради нужно отметить, что голосовали всё же не столько за либералов, сколько против Харпера. Лейтмотив "кто угодно, только не Харпер" был основным настроением прошедшей выборной кампании, поэтому за либералов голосовали из стратегических соображений все, кто был заинтересован в отстранении консерваторов от власти. Причём даже не столько консерваторов, сколько лично Харпера и его ближайшего окружения.

Эпоха Харпера

Чем же не пришелся по душе канадцам Стивен Харпер, и чем он вызвал такую реакцию отторжения?

Начнём с того, что с самого начала своего правления в 2006 году Харпер заявил об амбициозных планах переформатировать Канаду, оставить после себя другую страну.

Однако та Канада, которую принялся строить Харпер, и те методы, которыми он добивался своего, оказались совсем не привлекательными. Если говорить про аналогии, то вектор десятилетия "эпохи Харпера" лежал в том же направлении, в каком менялась Америка при Джордже Буше и Россия при Путине.

Фактически при Харпере началась узурпация власти правительством, ужесточение в правовой сфере, повышение уровня зарегулированности экономики. В прессе пошли обвинения Харпера и его окружения в построении полицейского государства, непрозрачности принятия решений, нанесении вреда имиджу Канады на международной арене, в низкой этике ведения дел.

Сюда же стоит отнести серьезные просчеты в экономике, когда ставка была сделана на превращение Канады в энергетическую супердержаву в ущерб развитию производственной сферы. В итоге на протяжении всего времени правления Харпера наблюдался высокий уровень безработицы, промышленность уходила из Канады за рубеж, средний класс вымывался. Когда же цены на энергоресурсы стали снижаться, что было в общем-то предсказуемо, канадский доллар стал быстро терять свою стоимость, что привело к понижению уровня жизни канадцев.

Такая важная для Канады сфера как иммиграция также оказалась в глубочайшем кризисе из-за абсолютно неумной политики консерваторов. Действия правительства в этой сфере регулярно вызывали скандалы и недовольство. Апофеозом их деятельности на этом поприще стало принятие закона Bill C-24, который фактически поделил граждан Канады на первый и второй сорт.

Во внешней политике Харпер выбрал для себя роль ястреба, с правом выступать в роли ментора, поучающего другие страны как нужно жить. В результате образ Канады как страны-миротворца, выступающей в качестве непредвзятого арбитра и посредника при разрешении сложных ситуаций в мире, оказался полностью девальвирован.

Поэтому, если говорить об амбициях Харпера оставить после себя другую страну, то он в какой-то степени преуспел. Другое дело, что в такой Канаде не хочет жить большинство граждан этой страны, о чем они предельно ясно дали понять Харперу и его окружению на прошедших выборах.

Поэтому как раз в том, что "эпоха Харпера" закончилась, и состоит главный итог победы либералов.

Король умер - да здравствует король!

Основной вопрос теперь состоит в том, а что ждать от нового правительства?

Не вдаваясь в тонкости предвыборных обещаний либералов - мы же помним, что больше всего врут после охоты, после рыбалки и во время выборов - можно как минимум уверенно говорить о том, что новый премьер-министр Канады Джастин Трюдо начнёт выкорчевывать наследство Харпера и его команды.

Во-первых, потому что от него это ждут. Как умный и искушенный политик Джастин Трюдо прекрасно понимает, что если он этого делать не будет, то следующие выборы выиграет уже другая партия. Те же консерваторы, например. Нынешнюю победу от получил в кредит, который ещё нужно отработать.

Во-вторых, Трюдо это антагонист Харпера по многим вопросам. Кроме того, есть стойкое ощущение, что неприязнь между Трюдо и Харпером живет на персональном уровне, что делает уничтожение созданных Харпером конструкций личной вендеттой Трюдо.

Дело в том, что Харпера и его команду небезосновательно обвиняли в неэтичных методах ведения дел. Предвыборная кампания не стала исключением. Консерваторы построили свою агитацию в основном на обливании грязью Трюдо как личности, чем переступили определенную грань. Это им никак не помогло, скорее сыграло против них, и в то же время дало Трюдо моральное право не сильно церемониться с доставшимся наследством.

Наконец, Джастин Трюдо это продолжатель дел и традиций своего отца Пьера Трюдо, сделавшего как никто другой много для либерализации пуританского канадского общества - именно ему принадлежит знаменитая фраза "государству нечего делать в спальнях своих граждан".

Так что можно как минимум предположить, что Джастин Трюдо будет укреплять демократические институты и откажется от политики построения полицейского государства. По крайней мере, можно забыть харперовскую риторику "tough on crime", "tough on fraud " и так далее, которая не деле ничего, кроме дополнительных проблем и затрат, стране не приносила.

Это же должно коснуться и вопросов иммиграции - закрученные при Харпере гайки явно будут в срочном порядке отпускать.

В экономике нужно ждать переключения внимания с энергетических и ресурсных отраслей на производственный сектор, так как для либералов он всегда был приоритетным. Это определяется как программой партии, так и тем, кто из крупных бизнесов поддерживает ту или иную партию.

Консерваторы в основном популярны в ресурсных провинциях, таких как Альберта и Саскачеван, а также среди жителей сельскохозяйственной глубинки. В частности, основные функционеры консервативной партии, Стивен Харпер и Джейсон Кенни, являются выходцами из Альберты, имея тесные связи с нефтегазовыми и сырьевыми компаниями. Во многом именно поэтому Харпер хотел сделать из Канады энергетическую супердержаву, какими бы утопичными не были эти планы.

В то же время либералы имеют основную поддержку в двух главных промышленных провинциях Канады - Онтарио и Квебеке, которые являются также самыми густонаселенными провинциями страны. Все это позволяет предположить, что производственная сфера получит приоритетное внимание.

То есть в первую очередь от победы либералов выиграют те, кто за них и голосовал - атлантические провинции, а также провинции Квебек и Онтарио. Западные провинции, в первую очередь Альберта и Саскачеван, ожидают не самые лучшие времена.

С большой долей уверенности можно говорить о том, что в области внешней политики Канада будет возвращаться к роли миротворца, дистанцируясь от открытой безоговорочной поддержки какой-то одной страны в ущерб своему положению арбитра в спорах. Здесь после демаршей Харпера предстоит конечно большая работа, но в любом случае восстанавливать положение, которое Канада имела до Харпера, необходимо, деваться особо некуда.

Наконец, применительно к Торонто - что даёт победа либеральной партии нам? Как минимум, заканчивается противостояние между федеральным правительством Харпера и либеральным правительством Онтарио, которое длилось всё прошедшее десятилетие. В местной прессе открыто писали о том, что Харпер ведет войну с нашей провинцией.

Теперь этому пришел конец. Во многом победа либералов случилась благодаря провинции Онтарио, и Трюдо об этом говорит открыто. Поэтому теперь нужно ждать плодотворного сотрудничества между провинциальным и федеральным правительством.


Так что в Канаде наступает время больших перемен, причем перемен в лучшую сторону. "Эпоха Харпера" закончилась.
Егор Трофимов | 2015.10.21