Новый кабинет министров Канады / Редакция Русского Торонто
4 ноября 2015 года в Канаде приведен к присяге новый кабинет министров во главе с Джастином Трюдо в качестве премьера-министра (высшее должностное лицо в канадской иерархии). Правительство сформировано из членов Либеральной партии, которая победила на последних выборах.

Во многом состав нового правительства это индикатор того, как и в каком ключе будет строиться внутренняя и внешняя политика страны. Это особенно важно именно сейчас, с учетом того, что новому правительству предстоит гигантская работа по исправлению тех глобальных ошибок, которое наделало прежнее правительство Стивена Харпера, находившееся у власти последние 9 лет. За время своего правления консерваторы успели кардинально поменять ландшафт внутренней и внешней политики Канады, причем не в лучшую сторону.

Особенно сложной является ситуация в экономике. Сделав ставку на развитие энергетического и сырьевого секторов, Харпер фактически вел свою политику в ущерб производственному сектору, что сейчас аукается слабыми темпами роста - даже несмотря на то, что в настоящий момент ситуация для производственных компаний складывается боле чем благоприятная.

Частично такое отношение к производственному сектору сложилось также из-за противостояния федерального правительства Харпера с провинциями Онтарио и Квебек, самыми крупными провинциями страны, где сосредоточены основные производственные мощности. Речь шла даже чуть ли не о войне, которую Харпер объявил этим двум провинциям.

В итоге из-за проблем в экономике на сегодняшний день канадский доллар потерял часть своей стоимости, и сейчас за 1 американский доллар дают 1.3 канадского доллара. И это в то время, когда буквально пару лет назад канадский и американский доллар были в паритете.

Также вызывает озабоченность факт, что отток инвестиционного капитала из Канады идет самыми высокими темпами среди всех других развитых стран. Причем, что неприятно, капиталы из Канады выводят крупные канадские компании, так как не видят перспективных отраслей для вложения внутри страны.

Очевидно, новому правительству придется проделать огромную работу, чтобы восстановить доверие инвесторов и помочь производственной сфере вернуться в прежнюю форму.

Аналогично дело обстоит во внешней политике, где Канада из-за действий правительства Стивена Харпера утратила позиции арбитра при поиске решений в сложных международных конфликтных ситуациях. Консерваторам больше импонировала роль ястребов, именно в этом они видели усиление авторитета страны на международной арене.

Однако реальность такова, что военная и экономическая мощь Канады даже близка не сравнима с США и Китаем, поэтому играть роль вершителя судеб на планете у Канады ну никак не получается. В итоге Стивен Харпер свел все к имитации, потеряв при этом место международного арбитра, которое Канада заслуженно занимала все предыдущие десятилетия.

Внутренняя политика Стивена Харпера также вызывала массу нареканий, особенно в последние годы правления, когда был принят ряд драконовских законов. Это даже дало повод правозащитникам говорить о том, что он превращает Канаду в полицейское государство.

Отдельно стоит сказать об иммиграционной системе, которую консерваторы фактически угробили. В настоящий момент действует большое количество провинциальных программ, которые во многом дублируют друг друга, они постоянно меняются, и на каждую из них выделены совсем небольшие квоты, что делает прохождение по ним вопросом удачи.
На федеральном уровне ситуация складывается еще хуже. В частности, введенная в 2015 году абсолютно нелогичная система предварительного отбора Express Entry в настоящий момент стала серьезным препятствием для прохождения иммиграции по программам для специалистов. В частности, на сегодняшний момент выделенные квоты не выбраны даже близко - в середине года только 10% от подавших заявление смогли пройти через сито Express Entry. Даже если экстраполировать ситуацию и допустить, что отобрано уже 20%-30%,то все равно это далеко от планируемого.

Наконец, на сегодня фактически нет ни одной работающей программы федерального уровня для инвесторов и предпринимателей. А это, помимо проблем для потенциальных иммигрантов, также отливается в потери инвестиций на миллиарды долларов и не создание новых бизнесов с дополнительными рабочими местами.

Все это случилось благодаря "усилиям" прежнего министра гражданства и иммиграции Канады Джейсона Кенни, который по праву может войти в историю как самый худший глава иммиграционного ведомства Канады.

Вообще, если смотреть на результаты деятельности прежнего правительства, возникает ощущение, что они вообще не думали об экономике, когда принимали те или иные решения, руководствуясь скорее желанием удовлетворить свое эго, и не думая о последствиях. Теперь же либералам предстоит иметь дело с этим наследством.

Если говорить о новом кабинете министров, сформированным Джастином Трюдо, то выглядит он вполне разумно, хотя и просматривается принцип "каждой сестре по серьге".

С одной стороны, в нем хорошо представлены все провинции. В нем присутствует много представителей visible minorities - то есть небелого населения. Большинство членов кабинета министров это новички, которые не занимали важных государственных постов, но которые хорошо знают ситуацию в области, руководить которой они поставлены.

С другой стороны, провинция Онтарио получило самое большое представительство в провинции, причем заняв ключевые позиции, что вполне разумно. Также Трюдо смог избежать откровенного популизма. Например, от него ожидали, что чуть ли не половина министров будет выбрана из женщин. На деле этого не случилось - в его кабинете женщин на 3 человека больше, чем это было у Харпера. То есть это сигнал о том, что выбирали министров по профессиональным качествам, а не из популистских соображений.

Также в кабинет министров не вошли многие знаковые фигуры, имеющие огромный опыт в политике и государственной службе, взамен них была влита свежая кровь. Что говорит о том, что Джастин Трюдо имеет намерение серьезно изменить то, как велась государственная политика до этого времени.

Из ключевых фигур стоит отметить следующих министров.

Министерство иностранных дел возглавил Stephane Dion, который в конце 0-х был лидером Либеральной партии. К сожалению, как лидер он себя вообще не проявил. Будучи профессором политических наук, это типичный представитель канадской интеллигенции, и при нем явно Канада во внешней политике начнет возврат к прежним ценностям.

Министром обороны назначен Harjit Sajjan, кадровый военный, командовавший полком и участвовавший в операциях в Боснии и Афганистане. Он также работал в полиции Ванкувера, возглавляя отдел по борьбе с организованной преступностью.

Министром финансов назначен Bill Morneau. Это, пожалуй, ключевая фигура в кабинете министров, и от его квалификации зависит, насколько Канада сможет быстро отправиться от того экономического нокдауна, в который ее отправила деятельность Стивена Харпера. У Билла Морнё хорошее экономическое образование и опыт работы на руководящих позициях в крупных финансовых корпорациях. По крайней мере, его исходные данные выглядят впечатляюще, что дает надежду.

Наконец, самым интересным назначением можно считать пост министра иммиграции, беженства и гражданства (теперь министерство называется Immigration, Refugees and Citizenship). Этот пост занял John McCallum, который имеет большой опыт работы министром в правительствах Кретьена и Мартина. В частности, он был министром обороны и министром по делам ветеранов. Пожалуй, это самый опытный политик в правительстве Джастина Трюдо.

По образованию и опыту работы он экономист, работавший профессором в университетах. В течение шести лет он занимал должность главного экономиста в Royal Bank of Canada. Уже одно это позволяет предположить прагматичный подход с его стороны к бизнес-программам и программам для специалистов. Как минимум, от него следует ожидать понимания важности этих категорий иммигрантов для экономики Канады, и переноса приоритета иммиграционной политики именно на эти категории.

Еще один небольшой факт его биографии - он женат на этнической китаянке, с которой у него трое детей. Как минимум, от него можно ожидать понимания проблем иммигрантов и более лояльного отношения к ним, в отличие от того же Джейсона Кенни.

Стоит вспомнить, что во время своей избирательной кампании Стивен Харпер фактически разделил канадцев на две категории - новых канадцев и так называемых old stock Canadians (то есть настоящих канадцев), чем вызвал бурю возмущения. Собственно, именно в таком отношении к иммигрантам нужно искать корни того, почему деятельность Джейсона Кенни привела к параличу работы всей иммиграционной системы. В этом плане Джон Маккалум выглядит полной противоположностью по отношению к своим предшественникам.

Тем не менее, пока это только наши предположения. О том, насколько хорошим министром окажется Джон Маккалум, и сможет ли он быстро исправить иммиграционную систему, покажет время. В конце-то концов, когда Джейсона Кенни сменил его соратник по партии Крис Александр, на него также возлагали большие надежды, его послужной список впечатлял, и сам он производил очень приятное впечатление. На практике же, к сожалению, он оказался абсолютно бесцветным продолжателем дела Джейсона Кенни, полностью дискредитировав себя на должности министра. Поэтому сейчас главное, чтобы Маккалум не повторил судьбу Криса Александра.

В любом случае, кабинет сформирован, начинает работу, и впереди нас ждут большие изменения. Будем надеяться, что к лучшему.
Редакция Русского Торонто | 2015.11.05